ДОСТОЙНЫЕ ПРОТИВНИКИ

ППД-40&SUOMI-M31

   

     Изучая оружейные изделия различных эпох, вы обязательно обратите внимание, на визуальную или конструктивную схожесть по ряду признаков тех или иных представителей очень известных торговых марок или конструкций. 

     Вообще, оружейный мир, это вам не музыку играть, тут нет понятия «плагиат». Есть, конечно, множество примеров копирования, заимствования, модернизации чужих идей. Были случаи, когда более богатый промышленник просто покупал за бесценок чужое изобретение и называл его своим именем. Были и такие, которые отбирали чужие идеи за долги и превращали их в свои. Кто знает оружейную историю – знает, о чем я и о каких моделях говорю.

     Но это не суть важно. Важно то, что вроде бы, похожие, один на другой, допустим пистолет, револьвер или пистолет-пулемет, всегда чем то да отличаются друг от друга. И что бы понять, где эти модели похожи, а где и «рядом не лежало» - нужно наверно просмотреть хронологию работ над каждой из них, и вот тогда станет ясно, где была свежая идея, где заимствование, а где и модернизация чужой менее удачной идеи в более удачную ее версию.

     Ну, для примера возьмем две модели стрелкового оружия, двух соседствующих стран, с полным или частичным визуальным сходством, и заглянем им, так сказать «под затвор».  Предлагаю в качестве подопытных объектов -  СУОМИ и ППД-40. 

     Начнем бегло с создателей этих моделей – и Лахти и Дегтярёв, оружейники самоучки, пришедшие в оружейную индустрию через кропотливый труд  подмастерьев, и благодаря своим личным качествам и упорству, ставших оружейниками с мировым именем. Они даже работали оба над теми же направлениями – пистолеты, пулеметы, противотанковые винтовки…. Но обоих больше всего прославили их «пистолеты-пулеметы».  Дегтярёва – ППД, а Лахти – СУОМИ.  Эти самые ППД и СУОМИ даже похоже друг на друга местами настолько, что у кое-кого возникает тут же мысль, что кто то у кого-то, что то украл.  Ну, давайте разбираться.

     Итак, начнем с мотивации. В глубокой юности, сбежав со школы в 6 классе и работая простым рабочим стекольного завода, на одну из своих зарплат Лахти купил для развлечения однозарядную винтовку «Бердана»… кто знал, что простое развлечение определит в  будущем его судьбу.  После армии ему надоело крутить паровозные гайки, но полученные слесарные навыки, помогают ему  вернутся вольнонаемным оружейником в армию.

     Теперь Дегтярёв,  у него более внятная мотивация – он родился в семье оружейников и с детства интересовался оружием.  Оба служили в армии хоть и в разное время, и оба работали потом в мастерских по ремонту огнестрельного оружия – Айммо Лахти стал заведующим оружейным складом шюцкора в Рийхимяки, а позднее оружейником в щюцкоровском полку Keski – Suomi .

     Это уже после войны и революции, а Дегтярёв  же был мастером в оружейной мастерской  еще до войны - при ораниенбаумской Офицерской стрелковой школе, куда его определили после того как оценили его навыки обращения с оружием. После службы он, кстати, как и Лахти, долгое время работал в мастерской, как вольнонаемный сотрудник.  Откуда его забрал и перевел на Сестрорецкий оружейный завод, знаменитый оружейный конструктор – Федоров.

     И вот смотрите, они по возрасту разные, но судьба у них очень похожа.  И, опять же, что интересно – первым самостоятельным изделием  Дегтярева, еще до первой мировой войны, была штурмовая автоматическая винтовка собственной разработки, под винтовочный патрон. Лахти же, уже после войны, тоже начал свою карьеру самостоятельного оружейного конструктора, и тоже с создания автоматического прототипа.

     Это был М-22, легкий пулемет под пистолетный патрон, будущий СУОМИ, созданный им после внимательного изучения и модернизации идеи, заложенной в «шмайссеровский» - МП-18.

     Да, и Дегтярёв тоже изучал МП-18 и МП-28, «Рейнметалл» МП-19.  прежде чем приступить к созданию своего прототипа ППД.  Смешно то, что и в случае с Дегтярёвым, и в случае с Лахти, руководство оружейников, было не в восторге, от идеи создать «окопную метлу» под пистолетный патрон. Финны считали, что патрон 9 мм слишком слаб для пулемета, коим его заявил Лахти, а советские военноначальники считали, что пистолеты-пулеметы это символ полицейского беспредела  и гангстерских разборок в капиталистических странах, намекая на Томмиган.

     В любом случае, разработки пистолетов-пулеметов, и в СССР и в Финляндии, велись практически одновременно. И, несмотря на то, что на столе у обоих оружейников был почти один и тот же набор иностранных моделей, для изучения, оба пошли по разным путям реализации своих проектов.

     Начнем с внешнего вида. Ну, тут все ясно – деревянное ложе,  трубчатая ствольная коробка и кожух ствола – тут все говорит о том, что оба оружейника и Лахти и Дегтярёв черпали вдохновение от идей Хуго Шмайссера, 

     Действие автоматики ППД и СУОМИ было основано на использовании энергии отдачи свободного затвора. Основные детали оружия, как и у «шмайссеровского» семейства МП, и у ППД и у СУОМИ, были выполнены на металлорежущих станках, что и обусловило малую технологичность в массовом производстве, ну  и высокую стоимость.  В общем, часть «детских болезней» шмайссеровского МП, передалось  изделиям финского и советского оружейников.

     Первые модели ППД были без кожуха ствола, Дегтярёв все искал возможность снизить перегреваемость ствола при автоматической стрельбе.  Даже попытался использовать опыт «Томмигана»,  но фрезерованные ребра жесткости видимо оказались слишком плохим теплоотводом, ствол перегревался и обжигал стрелка, поэтому пришлось вернуть кожух ствола. 

     В отличии от ППД, Лахти пошел по другому пути, и сделал ствол быстросъемным, как у ручного пулемета.  Вот и первое серьезное конструктивное различие между моделями.

     Еще одна проблема, которая досталась обеим моделям, с компоновкой шмайссеровского свободного затвора – большой темп стрельбы, который снижал  кучность и прицельную дальность и у ППД и у СУОМИ.  Что бы снизить отдачу, Дегтярёв пошел по пути регулировки веса затвора. А что бы снизить темп огня, сделал затвор полусвободным, с торможением затвора трением, возникающим между взводной рукоятью затвора и скосом в передней части выреза под неё, в ствольной коробке, в который рукоять, попадала после прихода затвора в крайнее переднее положение, при этом сам затвор поворачивался вправо на небольшой угол.

     Благодаря такой конструкции, ППД имел скорострельность всего 100 выстрелов в минуту, но это привело к дополнительным конструктивным сложностям, и Дегтярёву  пришлось вернуться к «шмайссеровкому» свободному затвору и оставить скорострельность в 1000 выстрелов в минуту.

     Увеличение темпа стрельбы, привело автоматически к ухудшению кучности боя, при разных режимах огня, особенно при стрельбе из положения лёжа, с руки. Ситуацию несколько спасло то, что в СССР, начали производить более качественные патроны 7,62Х25, это немного вернуло показатель кучности в допустимые рамки.

     В отличии от Дегтярева, Лахти был более оригинальным в своих решениях, низкую кучность 9 мм «люгеровского» патрона на свободном затворе, с высокой скорострельностью, он компенсировал снижением темпа стрельбы, достаточно необычной конструкцией самого затвора.

     Скорострельность, снижалась эффектом создания вакуума за затвором: ствольная коробка, её крышка и затвор плотно подогнаны, так что затвор движется как поршень в цилиндре, прорыв воздуха между стенками ствольной коробки и затвором практически отсутствует.

     В затыльнике ствольной коробки, установлен клапан, пропускающий воздух только изнутри наружу, но не наоборот. При движении затвора назад (после выстрела) воздух из задней части ствольной коробки выходит через клапан (при этом избыточное давление несколько замедляет откат затвора). При движении затвора вперёд, клапан закрывается, за затвором создаётся разрежение, которое притормаживает его. За счёт этой системы удалось несколько снизить массу затвора, улучшив точность стрельбы, в особенности одиночными выстрелами.

     Для обеспечения герметичности, а также исключения попадания внутрь ствольной коробки пыли и грязи, через прорезь для взводной рукоятки затвора, последняя была расположена отдельно от него, сзади под затыльником ствольной коробки, и при стрельбе оставалась неподвижной.

    Собственно рычаг работает только в одну сторону – на взвод. С одной стороны, это хорошо – нет соблазна, при задержке, с усилием досылать патрон в патронник, что может привести к непроизвольному выстрелу. С другой стороны, это усложняет расклинивание затвора, если происходила серьезная задержка или утыкание патрона, тут без неполной разборки устранить будет сложно. Тем более, что вакуумный замедлитель затвора заедал при малейшем намеке на загрязнение и даже на запотевание оружия.

     Это, одно из основных отличий СУОМИ от ППД, причем ППД в этом случае был более надежен в условиях повышенной влажности, в мороз, и имел более высокий порог загрязняемости, до первого утыкания, рукоять затвора двигается вместе с затвором, и расклинить его при задержке значительно проще, и без всякой разборки оружия.  Тут СУОМИ сильно проигрывал Дегтярёвскому изделию.

     Кстати, о ближнем бою – эффективная дальность огня из ПП Суоми с патроном 9Х19 мм Люгер, не превышала 200 метров, при этом секторный прицел, имел положение для стрельбы до 500 метров.  Ну, разве что можно было бы попробовать из него стрельнуть на 500 метров, одиночным выстрелом. Хотя, сомневаюсь в точности такого выстрела.

     Тут ППД хоть и с меньшим калибром, но все же был немного эффективнее СУОМИ,  дальность эффективной стрельбы ППД была до 300 метров,  одиночными и короткими очередями. Но вот длинной очередью, из-за скорострельности в 1100 выстрелов в минуту, эффективность тут же снижалась до 100 метров.  В этом случае СУОМИ несколько отыгрывал свои позиции, удерживая эффективность при стрельбе очередями - в пределах 200 метров.

     Теперь, самое интересное – магазины. Тут опять же не все так однозначно. До 1939 года ППД комплектовался оригинальным, круглым магазином-улиткой с верхней коробчатой частью под магазинную шахту ранее разработанных 25 зарядных рожковых магазинов.  Первые круглые барабанные магазины, были расположены боком и выглядели как колесо, торчащее из цевья.  Видимо такая конструкция оказалась слишком неудобной, и барабан развернули на 90 градусов.

     Его разработкой занималось сразу четыре оружейника Комарницкий Чернко, Шелков и сам Дегтярев. Они собрали его буквально за неделю. Вся проблема была в том, что Дегтярев не захотел убирать шахту под магазин, и просто нарастил на коробчатую его часть барабан, по сути, увеличив боезапас пистолета-пулемета с 25 патронов, до 73 патронов.

     Единственная проблема – длинна коробчатой части, на длину шахты, была на 6 патронов, и что бы эти последние 6 патронов попали в патронник, был предусмотрен специальный толкатель, который частенько клинил. Поэтому приходилось сбрасывать магазин, что бы его расклинить, и вставлять еще раз теряя патрон. 

     У СУОМИ же было несколько типов магазинов. Поэтому изначально приемник магазина с креплениями Лахти создавал универсальным. Он предусмотрел использование в Суоми разнотипных магазинов на 20, 40 патронов и прочее, один из основных магазинов был барабанного типа большой емкости на 70 патронов. Поэтому конструкция крепления была «открытая».  Это кстати иногда приводило к задержкам, из-за того что солдаты удерживая оружие за барабан, раскачивая его в креплении. У Суоми  магазины были очень чувствительны к таким вещам, и чуть что, тут же начинались утыкания.  Достаточно распространенная проблема для легкого автоматического оружия тех лет.

     Кстати, как и в случае с ППД Барабан разрабатывался для Суоми тоже сторонним конструктором – правда, одним Коскиненом. В 1936 году его наряду с другими типами магазинов приняли на вооружение для модели М-31. Кстати весил он примерно столько же, сколько и прямой на 40 патронов. Были еще магазины на 50 патронов, прозванные солдатами  за свою форму «гробом». Они вообще были четырехрядные.

     Это конечно не 25-зарядный как у ППД, но тенденция проектировать широкую номенклатуру магазинов, под разную емкость прослеживалась в обеих моделях. У ППД выбор был прямо скажем, скудноват, так что и в этом было серьезное различие между финским и советским ПП.

     А почему же, после 1939 года барабаны обоих пистолетов-пулеметов и ППД и СУОМИ оказались такими похожими, при этом у ППД он остался один круглый? Ходит легенда, подкрепленная яко бы копией, яко бы личного распоряжения Сталина, с приказом в короткие сроки устранить все недостатки ППД и начать его серийное производство. Дескать, если вы не можете устранить недостатки барабанных магазинов в отведенный срок, изучайте иностранные аналоги, но новый автомат для РККА «вынте и положте».

     Вот не знаю, «фейк» это или нет, но после глубокой модернизации барабан ППД, получил очень похожее, как у СУОМИ, открытое крепление под барабан, пропала и горловина на 6 патронов, а емкость снизилась с 73 до 71 патрона.  Я хочу заметить – барабан остался прежний, а вот крепление больше чем уверен, подсмотрели у Коскинена.  Так что вся схожесть обоих магазинов на том и заканчивается.

      Правда опять же, в отличии от СУОМИ, ППД, как я уже сказал, лишился других типов магазинов, кроме барабанного, что я бы отнес скорее к недостатку.  Позже, эту проблему уже решили в другом изделии, которое создали на замену ППД – в ППШ… но это, уже совсем другая история.

     Ну, а тема сравнительного анализа двух моделей ППД и СУОМИ, я думаю, пока исчерпана, будут какие то замечания, пишите в комментариях,  на нашем форуме

 

Александр МАЙОРОВ

Главная » Архив номеров » номер 48 » ДОСТОЙНЫЕ ПРОТИВНИКИ