ПТРД – путь оружейной мысли

От противотанка до тяжелой снайперской винтовки

ПТР никому не нужен…?

     Впервые применить противотанковые ружья оптическими прицелами, которые были предприняты до войны. Но военные, судя по всему не поняли, зачем это нужно и тема развития не получила. Вообще, сама по себе концепция противотанкового оружия до конца не рассматривалась генералами, как стратегически важное. Собственно, еще не было понимания тактики применения бронетехники, следовательно, средства для борьбы с ней были просто не востребованы, а значит, вообще концепция не развивалась, и не рассматривалась в качестве перспективной. Скажу больше - впервые прицелы начали пытаться цеплять на противотанковые ружья только на второй год войны. Это если учесть, что в первый год войны, на танки бросились чуть ли не с бутылками с бензином.

 


     Так как в войсках не было достаточного количества противотанковых средств, самым массовым противотанковым оружием, была самая тяжелая и неповоротливая пушка «45-ка» для которой нужен был еще и расчет артиллеристов, все было очень сложно. Даже легкие бронемашины «Вермахта», были очень непростой целью для советской пехоты. Противотанковые гранаты, то была отдельная тема.

 


     Тем временем, знаменитые «ПТРы», еще лихорадочно доводились до под открытым небом в цехах, вывезенных в эвакуацию предприятий. О каких прицелах идти речь, если армия постоянно отступала, теряя при этом тонны современного современного мира, и не очень, вооружения. Это уже к началу позиционных боев, когда немцы, растянув «плечо снабжения» и столкнувшись с партизанами, одновременно увязли в городских застройке, вот тогда встал вопрос, о необходимости появления дальнобойного, крупнокалиберного снайперского оружия, для борьбы с огневыми точками и снайперами встал очень остро.

Остановить танки….

     Для того, что бы оружейная история была полной, предлагаю вернуться к «Первой Мировой» и вспомнить о появлении на поле самой бронетехники. Ведь британские танки появившись тогда на фронте, положили начало полному пересмотру тактики ведения современной войны 20 века.
     Как я уженул выше - основное противотанковое оружие, находимся на вооружении пехоты к началу «Второй мировой войны», являлись фугасные ручные гранаты и противотанковые ружья, то есть, все то, что было разработано во время «Первой» или после нее, исходя из анализа кратковременного использования бронетехники на полях сражений.
     «Противотанковое ружье» (ПТР), это вообще идея немцев, и с точки зрения перевода является не совсем точным термином - данное оружие правильное было бы называть «противотанковой винтовкой». Но сложности перевода с немецкого на английский и другие языки, в конце концов, закрепили в лексиконе слово «ружье».

 


     Бронебойное действие противотанковых ружей основано традиционно, на кинетической энергии используемой пули. Чем выше скорость, масса и калибр пули, тем выше ее бронепробиваемость. А дальше пуля, пробив броню, наносит поражения за счет зажигательного и осколочного действия, по боекомплекту, оборудованию или экипажу бронемашины. Это все. Никакого взрыва, никаких множественных осколков, отсюда и относительно низкая эффективность против танков. Из однозарядного 13,37-миллиметрового «Маузера» с продольно-ведущим затвором разработанного в 1918 году, можно было пробивать 20-миллиметровую броню на дальности 500 метров. Вывести из строя колесный броневик еще можно было… но не всегда с первого выстрела.

 


     Очень много этих «ружей» попало в трофеи и британцам и французам, отчасти свои запасы немцы распродавали после войны сами. Часть была куплено в СССР для изучения и перевооружения - Красная Армия имела хоть и короткий, но очень неудачный опыт борьбы с британскими танками в Польше, и на других участках гражданской войны 1918-20 года, куда влезла АНТАНТА.
     Да, межвоенный период «винтовочную» противотанковую концепцию испытывали в разных странах, однако отношение к ним, в армиях на протяжении долгого времени было скорее как к суррогату. Немцы тоже не пошли дальше первой разработки. Германский рейхсвер принял противотанковое ружье «Маузер» в временной замены пулемета TuF соответствующего калибра. Про борьбу с танками вообще речи не было, тем более что в этом они как раз были впереди все Европы… да что там Европы - всего мира.
     Шла разработка бортового вооружения для бронемашин, и весь упор свелся туда. В 20-30 годы легкие малокалиберные пушки или крупнокалиберный пулемет казались большинству разработчиков самым удачным и универсальным решением двух задач - противовоздушной обороны на малых высотах и ??противотанковой на ближних и средних дальностях. Ведь бронирование даже самых тяжелых на то время танков было в основном «противопульной» и «противоосколочной».
      Просто не было серьезных военных конфликтов, которые быадачили армии ведущих стран мира. Даже война в Испании никого ничего не научила. Там, в первую очередь на поле боя сошлись самодельные бронемашины. Эти «эрзацы» на шасси грузовиков, обшитые обычными стальными листами разной толщины, вот и вся бронетехника. По сути вмешательства в войну СССР и Германии, война «постиндустриальный характер». Именно поэтому эффективность старых немецких «Маузеров» 13,37-миллиметров, а так же легкой автоматической артиллерии и крупнокалиберных пулеметов полностью удовлетворяло потребности противоборствующих сторон. 12,7 мм «Браунинги», ДШК, «Виккерсы», 13-мм Гочкисы », оказались не такими уж эффективными и очень неповоротливыми, так как использовались в основном со станка или в самодельной бронетехнике. Против них же были современные, промышленные танки с приемлемым на то время лобовым бронированием. По сути, Франко выиграл войну за счет скорости перевооружения своей армии, и в этом ему помогли немцы и короткие пути снабжения, в отличии от «Республиканцев», получивших вооружение сразу из нескольких более далеких источников.

 


     20-миллиметровый «Эрликон», «Золотурн», «Мадсен», 25-миллиметровый «Виккерс» показал свою эффективность против новой бронетехники, но оказались слишком тяжелые для манёвренного боя с более манёвренной бронетехникой. Немцы как раз тогда уже во всю оттачивали свой «Блицкриг». Манёвренный бой, это был их фишкой, они не штурмовали укрепленные позиции, обходили, оставляя их уничтожение авиации. Оставалась только пехота - а ей просто не было противостоять танкам. Эффективность же ружейной противотанковой техники, при небольшом количестве ее в подразделениях была сомнительна, но решабельна - необходимо было насытить пехоту этими противотанковыми средствами настолько, что бы противник утратил на поле своего преимущества.
      В СССР это прекрасно понимали и правительственное постановление, об разработке противотанкового ружья появилось еще 13 марта 1936 года. Проектирование ружей 20-25 миллиметровых ружей массой до 35 килограмм поручили С.А. Коровину М.Н. Блюму и С.В. Владимирову. До 1938 года было создано 15 образцов ПТР-ов, однако ни один из них не представлен предъявленным требованиям.
     Основная проблема, я считаю, была в том, что изначально разработанное под другие нужны оружие, пытались перепрофилировать в «противотанковое». Например, в 1936 г. на Ковровском заводе №2 им. Кирки изготовили два опытных образца 20-миллиметрового "ротного противотанкового ружья" ИНЗ-10 системы М.Н. Блюма и С.В. Владимирова - созданная как однозарядная противотанковая версия зенитного пулемета на колесном лафете и на сошках. Короче - опять «станок», опять вес. Другие модели либо копировали немецкие «Маузеры», либо имели недостаточный для этих целей калибр. За исключением наверно одной модели - 14,5-миллиметровое противотанковое ружье систем Владимирова и НИПСВО (14,5-миллиметровый патрон разработан НИПСВО); Сама модель была не удачной, а вот патрон - да.

 


     Все остальные модели имели либо большой вес, либо чрезмерный калибр. Правда одна из моделей, представленных на испытание, оптический прицел. Речь идет прочее тульское самозарядное изделие калибром 20 мм. ЦКБСВ-51 разработанного С.А. Коровиным. Но опять же - изделие стреляло со станка, использовало неэффективные штатные на то время авиационные боеприпасы с низкой бронепробиваемостью.


     Лишь после модернизации 14,5-мм патрона, который получил бронебойно-зажигательную пулю Б-32 со стальным закалённым сердечником и пиротехническим зажигательным составом. Зажигательный состав размещался между оболочкой и каленым сердечником. Серийное производство патрона начали в 1940 году. Масса патрона оставляла 198 грамм, вес пули - 51 грамм, длина патрона составляла 155,5 миллиметров, длинна гильзы - 114,2 миллиметра. Пуля на дальности 0,5 км, при угле встречи 20 градусов, была способна пробивать 20-мм бронелист.


     Казалось бы – вот оно решение! Но нет…  Красная Армия на 22 июня 1941 года оказалась без противотанковых ружей по той, кстати, причине, по которой чуть не осталась без автоматического оружия еще пару лет назад. Причина? Самодурство генералов и партийных функционеров. Ну, например, тогдашний начальник Главного артиллерийского управления маршал Г. И. Кулик будучи сторонником полевой противотанковой артиллерии настаивал на том, что потенциальный противник имеет бронетехнику с более толстой броней,  чем ожидалось, и дескать противотанковые ружья и малокалиберные пушки на поле боя будут невостребованные.
     Своим упорством  маршал Кулик остановил прямо перед войной разработку и производство не только ПТРов но и противотанковых пушек с калибром до 76 мм. Причина – неправильная оценка ТТХ немецкой техники. Почему то Кулик считал, что ПТР будет уже малоэффективен против нее.

 

ПРОТИВОТАНКОВОЕ РУЖЬЕ

      22-е июня 1941г. основными танками Вермахта вошедшими на территорию СССР  были Т III разных модификаций — лобовая броня самого современного из них составляла максимум 50мм, это с учетом накладных бронелистов.  Максимальная броня башни и бортов самой новой на 1941г модификации составляла 30мм. То есть, большинство танков с высокой долей вероятности поражались патроном 14.5мм того же ПТР Руковишникова чуть-чуть не взятого на вооружение РККА перед войной – причем он мог пробить эти танки практически в любой проекции на дистанциях 300м и более. НО, ПТРов в войсках не было! Их, как и истории с ППД в свое время – сняли с военного заказа и остановили доведение уже принятого на вооружение ПТР, а опытные образцы сдали на склады.  В самый острый период отступления советских войск, дошло до того, что танки пытались сдерживать крупнокалиберными пулеметами, старыми немецкими противотанковыми ружьями срочно снятыми со складского хранения, да ну и всем что под руку попадет и плохо на складах лежало.

 


     В срочном порядке подняли все застопоренные разработки – в том числе и опытный ПТР Руковишникова, но для этого изделия момент был уже упущен,  и доводить его до ума времени не было. Тем временем немецкие танковые колонны безудержно рвались к Москве. И на заседании ГКО, И.В. Сталин поручил  экстренно разработать новое противотанковое ружье для РККА. Для надежности, вождь рекомендовал поручить работу «еще одному, а лучше двум» конструкторам. И с задачей по-своему блестяще справились оба оружейника - С.Г. Симонов и В.А. Дегтярев, притом с момента получения задания до тестовых стрельб прошло всего 22 дня.


     Мы поговорим позже в другом обзоре, начнем так сказать по порядку. Итак, 4 июля 1941г. Дегтярев начал правильно своего ПТР и уже 14 июля передал проект в производство. В качестве основного боеприпаса обоих ПТР, был принят патрон с пулей БС-41 от Московского комбината твердых сплавов.


     В Управлении Стрелкового Вооружения РККА, после исследования обоих моделей, Дигтереву предложили максимально упростить противотанковое ружье, для ускорения начала серийного производства моделей. Дегтярёв согласился убрать магазин, но при этом его изделие стало однозарядным как берданка. Именно это будет в октябре 1941г. Появится в ряду РККА новой боевой специальности - бронебойщик.

ПТРД

     Как я уже представил выше, ПТРД представляет собой однозарядную конструкцию с продольным поворотным поворотным затвором и приливом на прикладе, для его открытия. В старых фильмах про войну после выстрела, затвор остается на месте, в реале же он при выстреле открывался сам. Благодаря небольшому откату рукоять затвора накатывалась на прилив, что на прикладе, и подняв рукоять, ставал затвора в положение «открыто». Оставалось без усилий потянуть его назад, выкинуть гильзу, закинуть следующий патрон и дослать затвором до упора.

 


      В связи с тем, что энергия отдачи была чрезмерно велика, ружье было снабжено активным коробчатым дульным тормозом, а плечевой упор имел пружинный амортизатор. Для повышения устойчивости ружья прибе на его стволе закреплены складывающиеся сошки. Для переноски на стволе была закреплена рукоять.


     Прицельные приспособления максимально простые и состоят из прорези и мушки. Времени на кнопку что-то более сложного просто не было. Кстати прицелен от оси канала ствола и перекидной целик с двумя установками для стрельбы на дальность до 600 м и сверх 600 м. Мушка регулируемая, что дает возможность пристреливать оружие в полевых условиях. Правда для того, что бы сохранить маневренность ПТР, в расчете бронебойщиков ПТРД было два человека - сам стрелок и заряжающий, он же помогал стрелку перемещать оружие с позиции на позицию.

 
      Общая масса ПТР и боекомплекта составляющего порядка 26кг (само ружье Дегтярева весило 17кг). Благодаря простоте и небольшому количеству деталей, производство ПТРД нарастало быстрыми темпами. В 1941 г. было изготовлено 600 ПТРД, в 1942 г. выпуск уже составил 184800 единиц.

ИЗ ПТР в ТЯЖЕЛУЮ СНАЙЕРСКУЮ ВИНТОВКУ


     С появлением на поле у ??немцев тяжелых танков, ПТРы, как это принято сейчас считать, отнюдь не утратили своей эффективностью на поле боя. Просто огонь из противотанковых ружей был перенесен на менее бронированные цели…. Бронемашины… бронепоезда… самолеты и т.д.


     Это было очень мощное и относительно точное оружие — на дистанции до 300 м его пуля пробивала броню толщиной 35-40 мм. А это бортовая и лобовая броня большей части всей немецкой бронетехники на начало войны.  Когда она увеличилась, огонь перенесли с брони, по элементам управления танком, по смотровым щелям и командирским башенкам – там, где броня тоньше.  Перечень приоритетных целей для «бронебойщиков» при этом значительно был расширен.  Пулеметные и минометные расчеты, доты и дзоты… все то, чей огонь можно подавить несколькими точными выстрелами.

 


     Партизаны с ПТРД охотились на паровозы немецких эшелонов, выводя их из строя прямо на ходу. Высоким было и зажигательное действие бронебойно-зажигательных пуль. Диверсионные партизанские группы использовали ПТР-ы  для поджога топливозаправщиков и нефте-хранилишь в тылу у немцев.  Расстреливали на ходу железнодорожные цистерны. И даже поджигали взлетающие с аэродромов самолеты.

 


     Кстати насчет самолетов – немцы, выпустили даже, целую инструкцию с ограничениями при штурмовке наземных целей, в связи с ощутимыми потерями от стрелкового огня советской пехоты. За одну неделю немцы потеряли 129 самолетов разных типов только при штурмовке пехотных частей, не прикрытых ПВО. По низколетящим самолетам открывался огонь, из всего что стреляло, и самым эффективным оказался ПТР.

 


     На основании данных о потерях люфтваффе от огня ПТР, было решено проводить специальное обучение всех бронебойщиков методам ведения зенитного огня, и даже включили в обучение специальные таблицы упреждения для стрельбы из ПТР по воздушным целям.
     В войсках пошли ещё дальше и создали специальные команды бронебойщиков охотников за самолётами. Они не ждали, пока немецкий самолёт появится над позициями и колоннами для атаки, они переняли тактику партизан, и стали караулить все пролетающие в районе немецкие самолеты, обстреливая немцев даже ради спортивного интереса. И не только «интереса» – за сбитый при свидетелях самолет, стрелку полагалась не только почет и уважение, а часто награда и денежное вознаграждение! В общем, хорошо простимулированный спортивный интерес.

 


     В некоторых случаях расчёты ПТР придавались к реальным зенитным батареям, и готовили бронебойщиков изательного батарейного - подносчиков и ездовых. Так, при обороне Севастополя командир 533-й батареи ПВО подобрал на поле боя два ПТРД и обучил стрельбе из двух солдат из числа ездовых. При первом же налете немцев на позиции еще не успевшей развернутся батареи, оба солдата с ПТР сбили по одному немецкому Юнкерсу. Естественно опыт быстро распространилища по соседним подразделениям.
     Этот опыт пригодился и пехоте - самые опытные бронебойщики к концу войны имели на счету не только пару десятков уничтоженных единиц бронетехники врага, но и по одному, и даже двум сбитым самолетам.

 


     Достоинства противотанковых ружей оценили и снайперы.  Ходит легенда, что первый оптический прицел именно на ПТРД закрепил тот самый знаменитый снайпер Зайцев, с целью анти-снайперской борьбы на безопасной дистанции в условиях уличных боев. 
     Насколько ПТРД был удачным в снайперской стрельбе, не знаю, но во время войны в Корее у северокорейцев были целые антиснайперские группы вооруженные именно ПТРД с оптическим прицелом!  Это подтверждается фотографиями трофейного оружия, которые можно найти на американских «милитари-ресурсах». 

 


     Такие же ПТРД и ПТРС с оптикой попадали в руки израильской армии во время шестидневной войны. Кстати они до сих на ближнем востоке нет-нет, да и постреливают. Арабы и израильтяне их называют  не иначе как «русский баррет». Их там видимо еще много осталось, СССР в свое время щедро раздавал оружие, снятое с вооружения советской армии после второй мировой войны. Ну а ведь производство ПТРД и ПТРС продолжалось до 1945г.

 

 

     За годы войны в СССР было произведено порядка 400 000 ПТР конструкций. Обе модели довоевали до конца войны. Правда, ПТРД снят с производства на несколько месяцев раньше, чем пятизарядный полуавтоматический ПТРС. Потому то, видимо большая часть именно «однозарядных» ПТРД попала в Корею, во Вьетнам и на Ближний Восток. И кстати не зря. В отличии от бронетехники Вермахта, которая уже к 1943 году стали немного не по зубам советским ПТРам. Британские и американские танки для ближнего востока и в Юго-Восточной Азии по-прежнему были очень доступной для пульса из ПТРД и ПТРС. Кстати, причиной отказа от некоторых типов танков предоставленных британцами и американцами был тот факт, что советский ПТР пробивал борта этих моделей иногда, даже на вылет.

 


     Подводя итог этой истории, я считаю, что зря в советской армии с появлением РПГ отказались от идей крупнокалиберных противотанковых ружей и винтовок. Как показывает практика применения ПТРов за границей, у них до сих пор есть своя особая ниша. Собственно в будущем это они начали осознавать… но это уже совсем другая история.

Александр МАЙОРОВ

Главная » Архив номеров » номер 51 » ПТРД – путь оружейной мысли