АХТУНГ – МИНЕН (ЭХО ВОЙНЫ) Продолжение

АХТУНГ – МИНЕН, серия статей посвященная минам и около них.

АХТУНГ – МИНЕН (ЭХО ВОЙНЫ)
Продолжение - см предидущую тут

     На сегодняшний день Украина - одна из наиболее загрязненных минами и взрывоопасными предметами стран, и это…  реальность. У нас до сих пор еще находят мины и снаряды времен «Второй Мировой», а про более свежие «подарки войны» - говорить не приходиться.

Разминирование Донбасса займет более 5 лет – украинский сапер

     Наиболее сложная ситуация в этом плане - на Востоке Украины, где по сути шла позиционная война и где до сих пор существуют обширные минные поля как с одной так и с другой стороны.
     Так, согласно данным УВК ООН по правам человека, с 14 апреля 2014-го по 15 августа 2017 года только от подрыва на минах погибло минимум 2558 гражданских лиц (среди них - 242 ребенка). Активные боевые действия закончились, а мины продолжают убивать. В 2017 году в результате подрыва на минах погибли или были ранены 240 мирных жителей.

 


     6 февраля 2018 года трое детей (3, 9 и 14 лет) получили тяжелые ранения в результате разорвавшегося у них в руках неизвестного взрывоопасного предмета, найденного ими на улице в Красногоровке. Речь идет, о какой то «мине-ловушке» или «смоделке». Такого добра в зоне боевых действий предостаточно. Это не считая промышленных боеприпасов.

 


     Чего тут  только нет – конечно, в основном это мины советского производства, которых на территории нашего государства вроде как бы и быть не должно, тем более что конвенцию о не распространении Украина подписала, но нет нет... да встречаются такие вот неожиданные «подарки» вроде давно уже запрещенного везде «лепестка» - коварной противопехотной мине, которые разбрасывали обычно «кассетами», на больших площадях. На такие мины уже не раз наступали военнослужащие ВСУ даже в глубине контролируемой территории.

 


     Кстати, украинские саперы, очень часто находят на тропах и в полях противопехотные мины нажимного действия ПМН-2. Тоже коварная штука. Как и мины направленного действия вроде МОН-50, под которой обязательно кто-то норовит поставить инженерную мину-ловушку, часто это иностранные боеприпасы, кстати, в качестве ловушек в последнее время часто встречаются инженерные мины МЛ-8, которая производится только в России. Это конкретно ловушка на тех, кто попытается эту мину обезвредить.  То есть на саперов, МЧС-ников… полицию…

 


     Давайте будем честными, сегодня в зоне минного риска - более двух миллионов мирных украинцев, не имеющих к этой войне никакого отношения (не военных и не полицейских), им просто «повезло» там жить. Сюда добавьте критическое состояние инфраструктуры, доведенной до ручки «реформами» и мы получаем Афганистан со всеми вытекающими из этого последствиями. Из Киева только бравурные обещания, что мы все отстроим, все завершим…
     «Завершим» - громко сказано. По мнению главы делегации Международного Комитета Красного Креста (МККК) Алана Эшлиманна, в теме минной безопасности есть несколько аспектов. Первый - это национальная система, в которой до сих пор отсутствует законодательство по противоминной деятельности, что препятствует правильной организации работы по разминированию.
     По сути, у нас нет работоспособного национального органа, ответственного за разминирование. Де-юре сегодня это Минобороны. Де-факто - на нем лежит ответственность за разминирование территории 5 км и ближе к линии разграничения. За зону от 5 км и далее от линии разграничения отвечает ГСЧС – МЧС короче. Дальше дискуссий в Верховной Раде дело все равно не пошло.

 


     Хочу напомнить, что даже имея хорошо подготовленных и опытных саперов, которые прошли не одну горячую точку еще со времен гуманитарных миссий ООН в которых Украина принимала самое активное участие до Майдана, полностью очистить зону боевых действий от мин в течении 5-10 лет наша страна не сможет. Вы посмотрите на Хорватию. В Хорватии война шла четыре года (1991–1995 гг.). "Загрязненные" территории  ООН расчищает уже 20 лет. Завершить процесс рассчитываем в 2027-м – и то… ВОЗМОЖНО.  В Германии, на границе бывшего ГДР и ФРГ мины находят до сих пор, а в Ливии, еще со времен Роммеля обширные минные поля мешают свободно передвигаться по пустыне, ибо они то «открываются» барханами, то обратно засыпаются. И обезвредить их, просто не представляется возможным.

Когда запреты не действуют…
Протокол о Запрещении или Ограничении Применения Мин, 
Мин-Ловушек и Других Устройств (Протокол II)

     В югославской военной прессе неоднократно писалось, что минные поля и минные ловушки служат не столько для нанесения потерь противнику,  а еще для замедления его продвижения или даже его полной остановки, некоторые минные ловушки предназначены были для принуждения врага двигаться в желательном направлении. Такие тактические цели минирования могут помогать авиации и артиллерии наносить огневые удары по скоплениям противника или же создавать благоприятные условия для организации различного рода нападения на него. Это в теории… на практике в «Балканской войне» миновзрывные заграждения чаще всего использовались просто для усиления обороны собственных позиций.  Примерно так же, минные заграждения использовались и в Украине с тем отличием, что в бывшей Югославии использование мин практиковалось как в позиционной войне, так и в партизанских действиях, в прифронтовых полосах. У нас, к счастью до «партизащины» дело не дошло, иначе бы к сплошным минным полям, схему минирования которых не знают даже союзники, не то, что противник, добавилось бы точечное минирование коммуникаций в прифронтовой полосе и в так называемой «серой зоне» - на нейтральной полосе.  Вернее мины-ловушки в «серой зоне» есть, но это не массовое явление.

 


     Миновзрывные ловушки играли бы наиважнейшую роль в минировании различных наиболее уязвимых объектов в случае активных боевых действий, но таковых на Юго-Востоке Украины сейчас нет, поэтому если что и обнаруживается, то это в основном эхо военных действий максимум четырех-пяти летней давности.  И чаще всего такие ловушки стоят «на не извлекание» в тандеме с другими минами – как противопехотными так и противотанковыми. Тут уже война «специалистов» - кто кого поймает.  Именно поэтому, на сегодня, самой серьезной головной болью являются оборонительные минные поля, где разминирование осложнено различного рода факторами, в том числе и «минами-ловушками».  Все остальное, вроде брошенных заминированных магазинов от АК, или  других предметов, которые могли бы привлечь внимание солдата, такого уже в «серой зоне нет». Да и особого смысла нет такие мины оставлять – могут подорваться «свои» или гражданские лица, которые из «серой зоны» никуда не делись.  Так что эффективность от таких минных ловушек «отрицательная», фронт то никуда не двигается. А вот на ранее заминированных участках – такие мины есть.

 


       Самым распространенным боеприпасом  для таких целей, которые ставят в качестве «ловушки», специалисты называют два типа мин – обе мины советского и иностранного производства, ну тут все ясно…   целью являются либо саперы, либо любопытные солдаты (хотя чаще всего на них подрываются гражданские лица, так как опытны солдат, в такую ловушку попадает редко). 

 



     Мины МС-3 и МЛ-7 знакомы нашим саперам еще со времен СССР, методы их установки, выявления и уничтожения известны. На складах, их сохранилось много, поэтому чаще всего встретить можно именно их. Однако как сказал мне один из знающих саперов, все чаще они находят более современные аналоги этих мин, которые были разработаны ближе к концу СССР, а так же производятся в большом количестве за границей.  Они меньше, и не менее смертоноснее….

МИНА-ЛОВУШКА МЛ-7


     Речь идет о мине МЛ-8. Эта мина предназначена для использования в качестве устройства неизвлекаемости для противопехотных, противотанковых, противотранспортных, объектных и иных мин, не имеющих собственного подобного устройства. Редко, но возможно, что мина может использоваться в качестве мины-ловушки разгрузочного действия, подкладываемой под различные предметы военного обихода (оружие, военное имущество и т.п.). Но опять же – если такие ловушки сейчас и ставят, то редко, условная эффективность такой закладки в условиях стабильного фронта очень низкая.


      При использовании в качестве устройства неизвлекаемости мина МЛ-8 устанавливается под низ противопехотных мин нажимного действия типа ПМН, ПМН-2, ПМН-3, ПМН-4, ПМД-6м, осколочных мин ОЗМ-72, противотанковых мин серии ТМ-62 или аналогичных, и при попытке удаления противопехотной или противотанковой мины с места установки происходит взрыв мины МЛ-8, поражающий сапера противника проводящего разминирование. При этом, происходит и детонация, либо разрушение мины, под которую установлена мина ловушка. Редко, но возможно, рядом устанавливают еще одну подобную мину, срабатывающую одновременно с ловушкой, что бы увеличить потери среди саперов или их сопровождающих солдат.  Вполне вероятно рядом стоит, какой ни будь «прыгающий» ОЗМ-72, под который, тоже могут поставить такой сюрприз. 

 


     Кстати… Если мина ОЗМ-72 выпрыгнула, то в земле остается ее стакан, веса которого достаточно, чтобы удерживать  датчик цели МЛ-8 на месте. Это приводит к тому, что мина МЛ-8 остается в боевом положении  перестав быть элементом неизвлекаемости мины ОЗМ-72 и став самостоятельной ловушкой. Пустой стакан от ОЗМ-72 обычно никого не привлекает, и ловушка может оставаться в земле долгие годы, пока не будет потревожена случайно во время земляных работ или во время вспашки.

 


     Найти мину тоже не просто. Корпус мины пластмассовый, прямоугольной формы, служит для размещения взрывателя и заряда ВВ. На корпусе, при помощи двух штифтов закреплена свободно поворачивающаяся  крышка датчика цели. Взрыватель предохранительного типа, разгрузочного действия, в корпусе которого размещены: пусковой механизм, пиротехнический замедлитель, взводящий механизм, предохранительно-исполнительный механизм и предохранительно-детонирующий механизм. Пусковой механизм предназначен для обеспечения безопасности взрывателя в транспортном положении и перевода его в боевое положение.
     Пусковой механизм включает в себя: центральную втулку, гайку с капроновой нитью и пластину. В центральной втулке установлены ударник , пружина, шарик , накладка и капсюль-воспламенитель.
     Ударник удерживается в транспортном положении шариком, находящимся в отверстии втулки Отверстие с шариком закрыто накладкой, удерживаемой капроновой нитью, намотанной на нее и втулку в три ряда и имеющей длину 0,8 м. Посредством капроновой нити, накладки и шарика, подпружиненный ударник удерживается во взведенном положении. Один конец нити жестко закреплен в гайке пускового механизма, другой конец петлей зацеплен за пластину. Пластина закреплена во втулке с возможностью ворота ее на 90 градусов, если потянуть за нить.


     Процесс срабатывания мины МЛ-8: при подъеме минируемого предмета на 5…10 мм над миной-ловушкой боевой шток  под действием пружины поднимает крышку датчика цели и, перемещаясь, освобождает ударник. Ударник под действием пружины накалывает капсюль-детонатор, вызывая взрыв детонатора  и заряда ВВ мины. Взрыв заряда ВВ мины МЛ-8, в свою очередь вызывает подрыв мины, с которой была установлена мина-ловушка или поражение человека, перемещающего минируемый предмет.
      Это наиболее массово применяемая в качестве ловушки мина, в том числе по причине простоты в обращении с ней.  При установке, она не требует никаких подготовительных действий. Достаточно открутить красный колпачок и резко дернуть… и мина на боевом взводе. Через 2 минуты мина сама ставится в боевое положение.  Несмотря на небольшие габариты, в нее помещается достаточный заряд взрывчатки, что всегда гарантирует детонацию мины, под которой установлена эта ловушка.

 


      Кстати,  именно из за размеров, ее могут устанавливать под различные «плохо лежащие» предметы…  Ну, вроде брошенного планшета с картами. Поэтому, такую вероятность тоже нужно учесть. Тех 80 грамм пластита вполне достаточно, чтобы убить или искалечить человека стоящего близко к взрыву.  Кстати, если такую штуку кто-то обнаружит, не пытайтесь поступить с ней как Индиана Джонс с разгрузочным механизмом ловушки в гробнице. Не выйдет. Даже если вы вставите нож между пластиной и предметом, который стоит на этой мине, не факт что вы удержите ее, да и не известно, не проводили ли с этой миной какие либо модернизации. Это может быть более современная мина, чем МЛ-8, а выглядеть она будет так же, так что, ее внутренности вы не знаете, а значит, риск не оправдан.

 


     Как сказал мне один сапер - Саперы бывают двух типов: смелые и старые, поэтому для всех остальных кто еще молодой – любая подобная МЛ-7, МЛ-8, МС-3 мина, из земли вынимается ТОЛЬКО кошкой с расстояния не менее 30 метров! А лучше – подрывается на месте. Ни в одном пособии вы не найдете указания как их обезвреживать… везде требуют уничтожить на месте.
     Правда я встречал видео, как в Юго-Восточной Азии извлекают и деактивируют мины МС-3, но тамошние саперы, судя по всему либо бессмертные, либо  совсем бесстрашные.  То, как они обращаются с противопехотными минами вообще даже по ютубу смотреть страшно, не то что стоять рядом – как там пацан в кадре за спиной у сапера.  У них война шла пол века, так что они впитали все видать на генетическом уровне. Надеюсь, у нас до такого дело не дойдет… до такого «свыкания с войной».
     В следующей статье мы поговорим о минах, которые нам оставила Вторая Мировая война….  Да… да… и таких мин по лесам Украины еще можно случайно найти.
     Продолжение следует.
Обсуждение темы на нашем форуме ТУТ, при желании можно задать там вопрос или поделится какой то информацией. 

Major©

Главная » Архив номеров » номер 51 » АХТУНГ – МИНЕН (ЭХО ВОЙНЫ) Продолжение